Советские войска уходили из Афганистана с оркестрами и митингами, а американцы

В мире


Узбекская ССР, 1 августа 1988 г. Первый торжественный марш по родной земле воинов-интернационалистов, покинувших Афганистан. Фото: Соколов Дмитрий/Фотохроника ТАСС

О том, почему Афганистан снова захватили талибы*, и как события в Центральной Азии скажутся на России в эфире радио «КП» говорили два знатока этой горной страны: президент Клуба путешествий Михаил Кожуков, который работал как журналист в Кабуле, обозреватель «Российской газеты», бывший собкор «Комсомолки» в Афганистане Владимир Снегирев.

Обозреватель «Российской газеты», бывший собкор «Комсомолки» в Афганистане Владимир Снегирев.

Обозреватель «Российской газеты», бывший собкор «Комсомолки» в Афганистане Владимир Снегирев.

Фото: Александр КОЦ

ЛЮДИ УСТАЛИ ОТ ХАОСА

— Весь мир удивляется, с какой легкостью талибы взяли страну. Местное население их поддерживает?

М. Кожухов:

— Разумеется, поддерживает. Особенно неграмотные афганские крестьяне, глубоко верующие. Конечно, они приветствуют тех, кто обещает построить государство, соответствующее всем законам ислама. Вообще идея такого государства для многих привлекательна. Вспомните, как ехали в Сирию в момент расцвета «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. Ред.). Я на днях общался со знакомым, который последние годы проработал в представительстве Россотрудничества в Афганистане. Он с уверенностью говорит, что в рядах «Талибана» есть граждане России. Да и из благополучных Германии и Франции туда едут.

В. Снегирев:

— Все-таки Афганистан — страна мозаичная. Есть городское население, про которое нельзя сказать, что они поддерживают талибов. Мы это видим сейчас по Кабулу, где тысячи десятки тысяч всеми правдами и неправдами пытаются выбраться из страны. Потому что не хотят жить при средневековых мракобесных порядках. Это светские люди, которые учились у нас, когда там были советские войска, которые учились на Западе, если говорить о последних 20 годах. Они не выступили с оружием в руках против талибов, но это в основном гражданское население. А вот большая часть населения Афганистана живет в кишлаках, уездах — тут другой разговор. Хотя опять же, не думаю, что они фанаты «Талибана». Людям просто надоела бесконечная война, беспредел, смена власти, отсутствие судов, законов. А талибы обещают навести порядок, чтобы люди могли спокойно жить, сеять хлеб или мак — тут уж кому что.

АМЕРИКАНЦАМ БЫЛО НЕ ДО ПУГОВИЦ

— Америка давно планировала выходить из Афганистана. Но почему мы наблюдаем, как они бегут, бросая и союзников, и вооружение?

В. Снегирев:

ЧИТАТЬ  Адвокат Саакашвили выразил надежду на помилование политика | В мире | Политика

— Я бы не стал говорить о позорном бегстве. Америка вышла из Афганистана, так же, как в свое время мы вышли. Другое дело, что у нас это было со знаменами, с оркестрами, с митингами. А американцы ушли тихо. Уходу наших войск предшествовали Женевские соглашения. Они были заключены 14 апреля 1988 года. Уходу американцев предшествовали соглашения, заключенные в Дохе 29 февраля прошлого года. Но между этими двумя событиями огромная разница. Ибо после Женевы была реальная работа по политике национального примирения. Огромная работа была сделана и самими афганцами, Наджибуллой и его соратниками, и нашими военными, политическими советниками, спецслужбами и так далее. И эта работа была, как я понимаю с дистанции многих лет, не напрасной. Наджибулла тогда простоял три года и стоял бы дольше, если бы мы не бросили его, не имея ресурсов. У нас магазины были пустые – какие там афганцы… Бросили мы их тогда. И Наджибулла в апреле 1992 года был свергнут наступающими или захватившими Кабул моджахедами. Американцы, уходя из Афганистана, к сожалению, не оставили после себя этой прослойки людей, которые готовы были бы защищать то, что они там создавали. Спецназ там был, и тренировали его лучшие инструкторы Пентагона. Но эти люди не стали защищать афганское правительство и президента Гани. Потому что для афганских элит и простых афганцев национальные интересы и интересы кабульской элиты – не одно и то же. Они прекрасно понимали, что это совершенно прогнившая верхушка, коррумпированная насквозь. Гани был марионеткой американцев.

Афганский продавец ждет покупателей среди товаров, оставленных военнослужащими американской авиабазы Баграм.

Афганский продавец ждет покупателей среди товаров, оставленных военнослужащими американской авиабазы Баграм.

Фото: REUTERS

М. Кожухов:

— Я видел своими глазами, как мы сбрасывали танки просто потому, что у них заглох мотор. Снимали дорогостоящий лазерный прицел, а танки сбрасывали на выводе. Когда уходит армия, она уносит ноги, что американская, что русская, что британская. Вы хотите, чтобы мы подчистили за собой, унесли все пуговицы от формы? Когда одна военная сила сменяет другую, неизбежны всевозможные эксцессы. И не надо представлять талибов каппелевским полком из фильма «Чапаев», который под барабанную дробь, с развернутыми знаменами… Это орда, это воинство. И там есть абсолютно все – от неграмотных, ленивых бармалеев, которые поняли, что стрелять легче, чем пахать, до выпускников Академии Фрунзе. Проблема и беда Афганистана заключается в том, что это не государство в нашем понимании этого слова. Это скопление разных народов, говорящих на разных языках. Чуть-чуть по-разному молящихся Аллаху, с разными традициями, иногда взаимоисключающими интересами.

ЧИТАТЬ  Координационный совет белорусской оппозиции выступил за возврат к конституции 1994 года

НЕВЫУЧЕННЫЙ УРОК ИСТОРИИ

— Жозеп Боррель, верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности, сказал, что только США тратили на Афганистан по 300 миллионов долларов каждый день в течение последних двадцати лет. На что тратили эти сумасшедшие деньги?

М. Кожухов:

— На строительство больниц, школ, дорог и так далее. Но как часто бывает в международных программах, которое мировое сообщество выделяет странам не очень благополучным, значительная часть денег уходит на упаковку самих программ, на презентации, на зарплаты чиновникам. И до адресата доходят совершенно другие цифры. Это, кстати, бывает и у нас тоже. Да, люди, находившиеся последнее время в Афганистане, говорят о том, что американцы повторили нашу ошибку. Они не строили основы экономики.

— А почему в таком случае после вывода советских войск власть продержалась почти три года?

М. Кожухов:

— Мы вышли оттуда точно так же, как американцы — с нулевым результатом. Наступил этот нулевой результат через два дня или через два года – с точки зрения истории погоды не делает.

В. Снегирев:

— Я бывал в Афганистане после много раз и после талибов, и при моджахедах, беседовал с разными людьми. Надо сказать, что отношение к шурави – к советским меня потрясало. Отношение было хорошим, потому что люди помнили о том, что СССР, шурави оставили там ирригационные комплексы в Джелалабаде, и политехнический институт, и два микрорайона. Американцы, наверное, тоже что-то оставили, но гораздо в меньших объемах. Этот триллион долларов был элементарно разворован!

Журналист Владимир Снегирев (в центре) под Джелалабадом, Афганистан, 1981 г.

Журналист Владимир Снегирев (в центре) под Джелалабадом, Афганистан, 1981 г.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

РОССИЯ ПОД УГРОЗОЙ

— Как нам выстраивать отношения с «Талибаном»?

В. Снегирев:

— Талибы до сих пор считаются у нас нерукопожатными, организация запрещенная и в ооновских списках, и в наших. Сегодня возникает реальная опасность новой гражданской войны в Афганистане. И к нам завтра обратятся наши бывшие союзники по Северному альянсу за помощью: дать им оружие, боеприпасы и деньги. И что тогда? Ситуация непредсказуемая. И спешить с выводами, кому помогать, я бы не стал. Надо сделать паузу. Посмотреть, что будет там происходить.

М. Кожухов:

ЧИТАТЬ  Участники соглашения о зоне свободной торговли в АТР отметили его важность

— Мне не нравится, когда над нашим МИДом подтрунивают, что, дескать, объявили талибов террористами и сами с ними разговаривают. А что прикажете делать? Вполне вероятна ситуация, когда талибы успокоятся и займутся внутренними делами Афганистана, а все эти ребята, которым с ними было до сегодняшнего дня по пути, посмотрят на север. Там ведь сейчас и игиловцы (запрещены в РФ), и радикальное исламское движение узбеков. Я отлично понимаю, почему мидовцы ведут разговоры с талибами. Нужно строить стену там, где ее построить невозможно, потому что между Таджикистаном и Афганистаном неприступные высокие горы. Там даже в советские времена никакого замка на границе не было. Потому что там физически невозможно установить границу. Но преодолеть этот участок можно. А если не стена, то необходимо разговаривать. И для этого разговора есть основания, есть десятилетия отношений, есть люди и там, и здесь, у которых налажен бизнес. Есть брошенные, полуразрушенные, но объекты, которые в 60-е годы там построили советские специалисты. Спасибо союзникам по натовской группировке, что они в течение 20 лет все-таки сдерживали эти процессы. Благодаря их присутствию мы были избавлены от этой головной боли. Сейчас они уехали в свой Техас, а мы остались с проблемой на расстоянии вытянутой руки.

— Могут талибы пойти на север?

В. Снегирев:

— Россия уже под угрозой. Среди талибов наверняка есть выходцы из нашей страны. Не думаю, что сами талибы собираются вторгаться в республики Центральной Азии. Но идея радикального ислама — очень опасная зараза.

— Что нам делать с афганским наркотрафиком? Талибы обещают не производить наркотики.

В. Снегирев:

— Я тут согласен с Замиром Кабуловым, спецпредставителем президента РФ по Афганистану. Он прав, говоря о том, что сегодня половина ВВП Афганистана зависит от наркобизнеса. И что будет, если немедленно прекратить выращивание мака и производство героина? Катастрофа будет. Я не думаю, что талибы немедленно свернут это дело. Американцы пытались каким-то образом заставить крестьян выращивать вместо мака пшеницу. Когда я приезжал в Кабул, эту проблему изучал. Там существовало несколько организаций – местных и международных, штук пять, и чем больше их было, тем больше увеличивался прирост героина. Еще в те годы там 3 тысячи тонн героина поставлялось в основном на север, к нам. Сколько сейчас – я не знаю. Что с этим делать? Непонятно.

*«Талибан» — запрещенная в РФ террористическая группировка.



Источник

Оцените статью
Петербург Online